СВЕТОСЛОВСреда, 17.10.2018, 13:39



| RSS

[ Главная ] [ Притчи ]
Категории раздела

Статистика

 
 
 

БЕЗМОЛВИЕ  СИЛЫ

 

Стервятники кружили надо львом,

И думая, что он уже не дышит,

Осели близ него цепным кольцом,

И дух живой добычи снёс им крыши…

 

Они уже вникали в алчный пир,

И вкус желанной крови тряс поджилки;

Но самый главный – их вожак вампир

Умнó притормозил особо пылких.

 

Затем пронзил голодным взглядом льва,

Лежавшего невинно и фатально,

И в думах опьянела голова:

«Он – как в анабиозе… Мы ж – реальны…

 

Быть может, он убийственно устал,

А может, умирает от печали…

Но по любому – час его настал,

Он наш; а мы за смерть не отвечаем.

 

Стервятник ловит жертву без войны,

Он кровь не льёт, а стало быть, – невинен;

Он зорко видит всё со стороны,

И гостю за халяву планку сдвинет…»

 

Вожак развеял мысли, вздыбил жест,

И стала потихоньку приближаться

Ко льву орда стервятников, уже

Замлев от рокового панибратства.

 

И вот, в добычу первый клюв проник,

Сознанье окропив горячей кровью…

И тут проснулся лев, исторгнув рык,

И наглого стервятника угробил.

 

И разнося пернатых упырей,

Что приняли его за груду мяса,

Он их крушил ударами когтей

И гнал туда, где ловля – не для массы…

 

Когда ж неадекваты унеслись,

Улёгся лев, зализывая рану

И думая,  какая сила – мысль,

Сбивающая падальщиков планы.

 

 

 

ПРИТЧА  ПРО  ОСЛА

 

Жил на свете Осёл, он любил погулять,

Пощипать ячменя на халяву,

Поваляться в траве, позевать, помечтать,

И придумать большую забаву…

 

И однажды его осенила мечта –

Стать крутым без хлопот и сражений,

Чтоб иметь уваженье и хваткой блистать,

Кайфовать и не ведать лишений.

 

Он хоть был и ослом, но с мозгами дружил,

И приняв озарение в разум,

Навигатором пастбищ себя объявил,

Заодно заклеймив скотобазы.

 

За благие позывы – поклон и респект,

И зверушки к Ослу потянулись;

Но водилось ещё и зверьё без опек,

А такое – не хавка в бауле.

 

И смекнул предводитель: быть мудрым важней,

И он стал толерантен и мягок,

И зверью предложил часть хороших полей, –

Хватит всем и кореньев, и злаков…

 

Что волкам до того? Им и лес – как жнивьё,

Ну а байки – забава для нищих;

И дошло до Осла: каждый чует своё,

И находит-таки то, что ищет!

 

И от дум оголтелых Осёл возмужал

И слегка помутился рассудком:

«Жуть прошла стороной… Ну а кто правит бал?

Здесь зависимы все от желудка…»

 

Он валялся в траве и смотрел в небеса,

Где летали весёлые птицы;

Что-то пели они, и в живых голосах

Был вопрос; и вожак стал томиться…

 

И подумал Осёл: «Нужно их припахать –

Этих птах, что поют и порхают;

Что за польза от них? Их язык не понять,

А на пахоте прок и от лая...»

 

И он стал призывать лошадей и быков

Пресекать дармовое веселье,

И пришлось погружаться в деянья козлов,

Что гребут урожаи, не сея.

 

И клеймил он ленивых: – Торчите в мечтах,

А за вас чужаки здесь ишачат!..

Невдомёк ему было, что в этих делах

Коноводят рогатые мачо…

 

«Что ни день, то разборка… Ну что за буза –

Бить копытом и ставить на стадо?

Для тупых – тупики, ну а вольным – стезя;

Есть идея, она  – то, что надо…»

 

Так кумекал Осёл, просекая пути,

(Он уже обалдел не на шутку)

А покой – в колее, лучших пут не найти,

Если быть назидательно чутким…

 

И он начал вещать про загробную жизнь:

– Этой доли никто не минует!

И врага – без суда на рога, на ножи!

А ленивых кнуты облюбуют.

 

И в себе ощутив доминанту скалы,

Он крепчал и мозгами, и мордой,

Говоря: – Здесь достойны любви лишь ослы,

Остальные же – низшего сорта.

 

Тут Осла понесло, и пошёл он чудить –

Сочинять грозовую сатиру;

И его ишаки стали больше любить,

Как никак – подарил голос миру.

 

Но и этого мало, – Осёл дал понять,

Что способен не только на байки,

И в округе своей стал ослов собирать,

Призывая громить злые шайки.

 

Тут допёрло до тех, кто на это пошёл,

Что с волками ослы не воюют;

Но как водится, всякому зверю – свой дол,

И вожак напрягался впустую.

 

В сумасбродстве нет смысла, и скользок нахрап,

Наорался – и в сено, в отвязку…

А зверьё – начеку, и упруга мощь лап;

Как не вспомнить тут важную ласку?

 

– Вы владеете всем! Вам хвала и почёт!

А уродов мы враз обуздаем!

Так витийствовал шалых премудростей мот –

Тот Осёл с языком краснобая.

 

Всё закончилось мирно, Осла отсекли

От угодий – ушёл он за нивы…

И поют Небеса о свободе Земли,

Чьи надежды Вселенной хранимы.

 

 

 

АЛЬТЕРНАТИВА

 

Однажды жуть случилась в дивном государстве,

Там жил Поэт, но был ещё и Царь;

И он мечтал о золотом и грозном царстве,

Ну а Поэт любил всё то, что было встарь.

 

А было так: произошла в народе смута,

И стали все про всё открыто говорить;

И Царь разыскивал шального баламута,

Который смог такую подлость сотворить.

 

Он был умён и засылал в народ агентов,

Чтоб эту сволочь распознать наверняка;

А заодно и тряхануть интеллигентов,

И на заметку взять любого чудака.

 

Ну а Поэт вершил труды согласно Лире

И выпускал живые образы на свет;

Он ведал всё, что вытворялось в шатком мире,

И создавал альтернативу как сюжет.

 

Альтернатива та была открытым знанием,

Чтоб отверзать глаза и сердцем говорить:

Пока душа даёт бессмертие сознанию, –

Ничто не в силах человека победить.

 

А между тем, народ устал от беспредела,

Где каждый хапнуть на халяву норовил;

А нищета существовала как умела,

Но каждый только о свободе говорил...

 

И Царь всё знал, предвосхищая шквал стратегий,

Он чуял нервами святую простоту;

И вот однажды, как звонарь в набатной неге,

Он говорить решил с людьми начистоту...

 

И он сказал: «В родном краю вы – не изгои,

Я всё устрою, дам и денег, и наград;

Но для того, чтоб не ломать страны устои,

Необходим целенаправленный расклад...»

 

Услышав это, люди бросились в проекты,

Чтоб научиться веселей и слаще жить;

Ну а к Царю агенты вызвали Поэта,

Узнав о том, как он умеет говорить.

 

И грозный Царь с живым Поэтом стал учтивым

И расспросил его про смуту, про народ,

Ещё про хлебушек, про масло, и про чтиво,

И что в миру его поэзия даёт...

 

И у Поэта вдруг душа заголосила:

«Мы все едины, но никто не знает – в чём;

А я скажу: чтобы страна имела силу,

Необходимо сделать мысль живым лучом...»

 

И он продолжил, обретая равновесие:

«Народ устал от демагогов и воров;

А стражи граждан их права стригут и месят,

И этот вывод, разумеется, не нов».

 

Всё это выслушав, промолвил Царь надменно:

«Однако дерзок ты, властитель тяжких дум;

Хоть монолог твой был на редкость откровенным,

Но должен знать ты: здесь опасен лишний шум...

 

Ты не открыл мне ничего, что было б толком,

Ну а про стражей ты конечно перегнул;

Хоть среди них порой встречаются и волки,

Но есть и те, кто в битве жизнью бы рискнул».

 

Поэт согрел Царя сочувствующим взглядом

И объяснил ему простую красоту:

«Для человека счастья большего не надо,

Чем воплощать в реальность дивную мечту.

 

А капля крови убивает море правды,

И на шаблонах не растёт иммунитет;

Ну а заре всегда любые люди рады,

Такое действие имеет только свет.

 

Лишь на любви Земли удержится пространство,

А от войны ещё никто не молодел;

В живых садах сияет мира постоянство,

Я вижу – в том Создателя удел...»

 

Поэт закончил говорить и молча вышел,

И принял Царь альтернативу, как сюжет,

Поскольку сам он пребывал в счастливой выси,

Что подарил ему загадочный Поэт...

 

Прошли века и времена пришли иные,

Поэт был прав, и всё сбылось, как он творил,

Даря судьбе народа образы живые,

Он просто с каждым только сердцем говорил.

 

 

© Светослов (Игорь Платонов)

 




"Колёса времён"

Выход из наркоза

Синтаксис Андеграунда

Все права защищены © Светослов (Игорь Платонов) 2018      Создать бесплатный сайт с uCoz